Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Моно – значит один

№ 45, тема Одиночество, рубрика Кто такие...

ВИЗИТКА: Епископ Воскресенский Савва (Михеев Александр Евгеньевич)

Родился 10 мая 1980 г. в Перми.

В 2001 г. окончил Московскую духовную семинарию.

27 ноября 2001 г. митрополитом Рязанским Симоном пострижен в мантию с именем Савва, в честь преподобного Саввы Освященного. 2 декабря 2001 г. рукоположен во иеродиакона, 4 декабря – во иеромонаха.

В 2007 г. окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия.

19 апреля 2009 г. возведен в сан игумена. С 8 октября 2009 года наместник Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря города Ростова Великого.

С 22 марта 2011 г. является наместником Новоспасского ставропигиального мужского монастыря г. Москвы.

11 июля 2011 г. – хиротония во епископа Воскресенского, викария Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.

С 2011 г. окормляет приходские храмы на территории Юго-Восточного административного округа г. Москвы и викариатство в пределах территорий, включенных в административные границы г. Москвы.

 

О том, что такое монашество, кто такие монахи, почему они сознательно выбирают то, чего обычные люди стараются избежать, мы беседуем с наместником Новоспасского мужского монастыря в Москве епископом Воскресенским Саввой.

 

- Кто такие монахи? Вот, монах – от «моно» – один, однако известно, что в монастыре он живет не один. Монахи живут все вместе. Почему?

- «Моно» – это тот человек, который один, в смысле без семьи, он дал обет безбрачия, целомудрия и не имеет никаких обязанностей в отношении к другому человеку, то есть к супругу, и отвечает только сам за себя. Супруги – «сопряжены», соединены вместе, а монах – один.

- А почему, когда приходят в монастырь, то живут сначала вместе, и лишь потом живут уже отдельно? Всё-таки монахам хочется жить по одному?

- Есть некие степени в монашестве. Есть степень трудника, который приходит в монастырь просто пожить, потрудиться и присмотреться. Естественно, этих трудников бывает много, они живут вместе. Потом те, кто захотел остаться в монастыре уже на более длительный срок, становятся послушниками, их может быть меньше в келье, по нескольку человек.

- Это потому, что места нет?

- У разных монастырей разные возможности. Может быть, места нет в келье, а может, что и кельи нет. А есть монастыри, где своя келья и у каждого послушника, и у каждого трудника. Но в общежительном монастыре обычно у каждого собрата есть своя небольшая келья, где он совершает свое келейное правило, где он молится, где он может своим рукоделием заниматься. Но общежительный монастырь тем и отличается, что все монахи всегда вместе находятся на общественных послушаниях, вместе на трапезе, вместе на богослужении.

- Владыка, лично Вам вопрос. Вы епископ, Вы практически ежедневно совершаете богослужения на различных приходах. Плюс руководство и монастырем, и множеством приходов Вашего благочиния, всевозможные организационные вопросы, заседания. Со стороны совершенно не похоже, что вы ведете уединенную, сосредоточенно-молитвенную жизнь. При этом Вы монах, ведь епископом может быть только монах. Как вам это удается?

- Сочетание монашества и административного руководства? Монашествующие, условно говоря, разделяются на два вида. Есть монашеская участь, так сказать, созерцательная. Такой монах занимается, в основном, молитвой – в келье и за богослужением в храме, старается быть один и выполняет послушание. А есть у нас деятельные монашествующие, которые вместе с молитвой занимаются административно-хозяйственной деятельностью. Те, у которых есть к этому способность. То есть это тоже своего рода послушание и подвиг. И знаете, деятельные и созерцательные – они друг друга дополняют. Например, деятельный может обеспечить созерцательного всем тем самым необходимым, что нужно для его жизни. Но и для деятельного монаха молитва и богослужение остаются главным. А тот, созерцательный, молится за этого человека, просит: «Господи, сделай так, чтобы всё у него получилось, чтобы нашлись кирпичи, кто-то пожертвовал цемент, дал средства какие-то, помоги ему преодолеть возможные искушения». Но ни тот, ни другой не освобождаются от ответственности пред Богом, все они находятся в одинаковом положении, есть и правила молитвенные, и всё остальное.

- Почему вообще в наше время молодые люди выбирают монашество? Бытует такое представление, что в монастырь сейчас идут либо неудачники – люди, которые не смогли себя реализовать в этой жизни, либо от несчастной любви, либо фанатики. Даже реклама одного из видов сладостей на эту тему держится уже второе десятилетие.

- Я считаю, что это, в общем-то, ложь и неправда. Ни один нормальный настоятель человека по неудавшейся любви в братию не примет. Почему? Потому что придет снова тот момент, когда человеку захочется жениться. И, конечно, неудачная любовь не является причиной для того, чтобы пойти в монастырь. Причиной, по которой человека берут в монастырь, является желание посвятить свою жизнь без остатка Богу и молитве, остаться в монастыре и находиться здесь. Не из-за того, что он не реализовал себя как-то в мирской жизни, не из-за того, что у него неудачная любовь, а из-за того, что он реально понимает и чувствует желание и необходимость быть ближе к Богу, Которого любит, служить Ему. Когда он сначала от других, а потом и сам на своем собственном опыте понимает, что путь монаха – это путь к Богу. А отсюда и обеты послушания, целомудрия и нестяжания – как способ и путь приближения к Творцу.

- То есть, не бывает таких ситуаций, когда в монастырь приходят молодые люди из-за неудавшейся любви?

- Да даже если он и придет, пускай побудет в монастыре, посмотрит. Его страсти утихнут, и он поймет: не мое это, пойду вторую зазнобу искать.

- Владыка, вот смотрите, молодой человек 16-ти лет, откуда у него появляется желание жить в монастыре?

- Понимаете, эта мысль и чувство, они возникают не сиюминутно, не сиюсекундно, они возникают в процессе жизни. Как это происходит? Как это у меня было. Я уже не помню, сколько мне было лет, но я в школе еще учился. У меня желание появилось после того, как в 90-е годы у меня появился Православно-Афонский календарь, который издает Афонское Подворье города Москвы. И там было много написано об Афоне. Этот календарь появился случайно на нашем сельском приходе, для нас это было диковиной. Тут же мы его – все ребята – и купили. В нем рассказывалось про подвижников, про обычаи, про устав, как люди жили и живут, и возникло желание поехать на Афон. Я начал читать монашескую литературу. Понравилось. Потом появилось желание в семинарию поступить. Потом, находясь в Троице-Сергиевой Лавре, я видел, как братия живет в монастыре, какие кто несет послушания, естественно, видишь все плюсы и минусы того монашеского жития, что там и как.

Человек, обучающийся в семинарии, за краткий промежуток времени, примерно за 4 года, определяет себя, как ему быть. Станет он монахом или женится. Для меня мое желание было подкреплено благословением, и я принял монашеский постриг.

- Простите за нескромный вопрос, а не приходилось ли Вам жалеть о сделанном выборе?

- Еще ни разу не пожалел в своей небольшой жизни, Господь меня от этого искушения сожаления о мирской жизни избавляет. Мне монашеская жизнь нравится, потому что смысл моей жизни в ней. Так что, все, кто приходит в монастырь, все они не сиюминутно написали прошение, и их зачислили. Это долгий процесс. Некоторые по восемь лет определялись, некоторые по три года, но каждый, прежде чем вступить в монастырскую братию, сначала поживет, посмотрит. Понравилось? Ладно! Еще поживи. Потом послушником побудь, потом иноком стань. То есть, у человека есть возможность за несколько лет определиться. Некоторые поживут месяц, и всё, понимают, что им не подходит. И уходят. И здесь я не вижу ничего страшного. Это нормальное явление, когда человек понимает: его это или не его. У каждого есть право выбора, у каждого свобода, которую не нарушал сам Господь Иисус Христос.

- Владыка, а в наше время бывают затворники или молчальники?

- Да, думаю, есть такие. В основном, в сельских монастырях. У нас в обители нет молчальников, разве что у кого горло заболит. А отшельники? Мы все, в общем, отшельники, отгородились стеной, дали понять, что мы иные, хотим всю свою жизнь Богу посвятить. Но подвиг отшельничества актуален и в наши дни, и есть те, кто его несет. Но они не хотят выделиться и быть известными, на то и отшельники.

- Таких много?

- Я не могу сказать, потому что не уполномочен дать такую оценку. Но я думаю, что любой человек должен иметь какую-то личную область, в которую никто не должен проникать. Человек может быть отшельником и в миру, и в монастыре, в каком плане? Дело не в том, что он ни с кем не встречается и не общается, а просто у него такое состояние души, что он действительно имеет общение только с Богом и с самим собой. Таких можно отшельниками назвать. Я считаю, что Вы неправильно ставите вопрос о том, что монахи – одинокие люди, и их удел – одиночество. Мы никогда одинокими не бываем. Потому что мы с Богом живем.

- Понятно, что монах не может жениться. Но ведь мама, папа, бабушка, дедушка, братья-сестры у него есть? С ними он может общаться?

- Конечно.

- Скажите, владыка, какие есть запреты для монахов?

Запретов три, согласно обетам. Про безбрачие мы уже поговорили, второе – это послушание, и третье – монах не должен иметь никакого личного имущества.

- А можно про имущество? Монах имеет собственность, деньги?

- Не должен иметь.

- А если он захочет купить свечки. У него же деньги должны быть. Ему выдают эти деньги? Или носки? Их ему со склада выдают, как в армии?

- Неужели эти бытовые вопросы Вас интересуют?

- Конечно, интересно.

- Всё, что у монаха есть, – это является собственностью монастыря. Монастырь может существовать и 1000 лет и 300 лет, и после смерти монаха это всё остается в монастыре. Естественно, монастырь берет на себя обязанность содержать монаха, он ему покупает: носки, нижнее белье, штаны, шьет подрясники, дает ему монашескую одежду: клобуки, рясы, мантии, четки. Если человек поехал в паломническую поездку, дает ему деньги на дорогу, чтобы он съездил и, если надо, на какие-то расходы, и чтобы он и свечки поставил. Всё находится. Но этот человек – вольный узник. Он должен быть в монастыре всегда. Впрочем, допускаются лечебные отпуска или паломничества.

- А в пище какие ограничения у монахов?

- А это всё зависит от того, по какому уставу живет монастырь. Есть строгий устав, где еда более строгая. Есть монастыри по ограничению средние, как у нас, где братия никогда не вкушает мяса.

- Владыка, может быть, какие-то важные вопросы мы не затронули здесь? Может быть, Вы хотите еще нам что-то сказать про монашество?

- Мне, конечно, хотелось бы, чтобы тех людей, которые хотят стать монашествующими, было больше. Но вместе с тем, чтобы люди более ответственно отнеслись к выбору жизненного пути. И тем, кто хотел бы поступить в монастырь, мне хотелось бы пожелать руководствоваться, может быть, не какими-то горделивыми помыслами о том, что вот я выделюсь из своей среды обитания и стану каким-то особым человеком. А пониманием своего недостоинства, смирения. Чтобы приехали, посмотрели, изучили, а потом решили бы для себя: понесут ли этот подвиг? Потому что не монашеские одежды украшают человека, а наоборот, наверное, человек красит этот образ своим подвигом, своими мыслями, своим желанием служить Богу.

Беседу вела Татьяна Садовникова

В настоящее время Межсоборное присутствие Русской Православной Церкви опубликовало проект «Положения о монастырях и монашествующих».

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru