Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Яна Смирнова. Искомая комбинация

№ 39, тема Наслаждение, рубрика Атрибутика

Визитка:

Комба БАКХ – музыкальный коллектив родом из Костромы. Дата основания: ночь с 5 на 6 февраля 2000 года (5 февраля – Собор Костромских святых). Участники: четверо отцов-основателей – Аполлон, Бинпол, Патап и Квадрафилий; и трое отцов-продолжателей – Винни, Джон зэ Драмма и Вал.
Поют о важности веры и доброты в мире и в каждом отдельном человеке. Обо всем, что их окружает и волнует, – от полетов Гагарина до кусачих лесных комаров, от обьединения славян до велосипедов, наружной рекламы и Федора Конюхова.
Авторитеты: Евангелие, святые отцы, собственная совесть, А.С. Пушкин, Ефим Честняков и Боб Марли.
 

 

ИСКОМАЯ КОМБИНАЦИЯ

«А ты гаишнику ромашку подари, а ты с ним воспитанно поговори» – согласитесь, эти слова вызывают невольную улыбку. Впервые я услышала их случайно. Муж что-то сосредоточенно искал в интернете, я ходила из комнаты в комнату, пытаясь навести порядок в нашей квартирке. Из колонок компьютера играла музыка с речитативом про гаишника. «Посмотри, какие ребята! Что творят!» – пришлось отставить уборку и присесть рядом.

Так я узнала о Комбе БАКХ (именно так называют себя авторы песни). Рассказать про это явление сходу совсем непросто. Это такое объединение давних близких друзей из Костромы, которым очень радостно вместе творить (на их языке – «долбить»). А поскольку все они – люди верующие, и стараются проносить это через всю свою жизнь, то и в творчестве это заметно сразу.

Их стиль музыки некоторые определяют как «православный хип-хоп», но это, конечно, очень условное определение. Сами участники уходят от вопроса о стилях и направлениях и признаются: «Хочется оперировать внятными понятиями, но мы и сами этого не можем. Главное – что мы друзья, а дружба – это примерно та же тема, что и любовь. И вот мы все вместе и у нас, слава Богу, хорошая фантазия. Мы придумываем разные штуки – и всё».

Пометки «православное» они на своем творчестве тоже не ставят: «Мы – да, православные. А наша музыка – просто о том, как мы смотрим на вещи, зачем как-то по-особому ее называть?»

Со временем песни Комбы перекочевали в плееры многих наших друзей. А песен, надо сказать, у них немало. Шутка ли – 50 альбомов! Правда, здесь надо оговориться, альбомы, согласно словарю Комбы, – это выпуски, а песни – «хапы» или «телеги».

С точки зрения музыкальной составляющей Комба БАКХ – настоящие пчелы, собирающие все самое питательное отовсюду: от тюльпана до репейника. Они семплируют невероятное количество музыки, от Гершвина и Стравинского до The Pixies. В один выпуск у них одновременно помещаются крепкий звонкий хип-хоп, инструментальная инди-троника с балалаечными трелями, солнечный ямайский регги, боссанова по мотивам Жобима и белорусские народные распевы с контрабасом и роялем. И при этом во всех песнях ощущается какая-то неуловимая энергия, удаль, особенно когда ребята поют что-нибудь на несколько голосов.

Остается пояснить, откуда такое название – Комба БАКХ. Слово «комба» (от англ. combo) означает некое объединение, группу людей с одинаковыми целями, правда в зависимости от контекста его можно перевести и как «небольшой оркестр». Ребята из Комбы БАКХ играют этим словом на все лады – например, назвали общий ЖЖ «комбикормом» (kombikorm.livejournal.com), себя по настроению еще иногда именуют «комбинацией» или «комбинатом». БАКХ – первые буквы «имен» отцов-основателей: Бинпол, Аполлон, Квадрафилий и Хлопяра (он же Патап, через «а»).

Отличных телег забаБАКХали

С точностью назвать это хип-хопом нельзя еще и потому, что в своих песнях они поднимают темы, совершенно нехарактерные для «музыки улиц». Все у них по-особому. «Клевый кач», например, – это не какой-нибудь замысловатый элемент танца. Настоящий кач – это когда ребенок засыпает на руках у папы – «кач-кач, кач-кач». Про это и отдельная «телега» есть. А еще у Комбы на сайте – целый глоссарий, «комбамова». Вот несколько примеров оттуда:

Вражеская машина, вражина – компьютер
Маны – люди
Тусить с морфеемъ (см. «Валить Дрыхача») – спать
Унитаз – телевизор
Шар (различаются: теннисный, бильярдный, боулинговый) – отсутсвие еды

(www.kombabakh.ru)

На модных молодежных фестивалях Комба призывает людей объединиться, громко утверждает, что «без любви все ничто» и воздает славу «Создавшему всю красоту».

Честно говоря, когда мы с друзьями первый раз шли на их выступление в один московский клуб, то опасались, не будет ли творчество Комбы диссонировать с душной, прокуренной полуподвальной обстановкой. Не будут ли слова их песен, таких добрых и искренних, звучать кощунственно на фоне пестрого клубного веселья. Все-таки грань очень тонкая. До Комбы я вообще не представляла, что можно делать современную музыку с таким уклоном, и притом делать хорошо.

Ребята вышли на сцену, и все сомнения развеялись сами собой. Казалось, что заодно развеялся и сигаретный дым в зале. Комба грянула уверенно и мощно: живыми инструментами, богатырскими голосами и главное – недвусмысленными песнями о вечных ценностях и вечных заблуждениях. Они обличали гражданский брак, высмеивали хорошо знакомую нашему поколению интернет-зависимость («сделай без компа хоть что-то»), а в конце концерта выдали жизнеутверждающую песню «Благодарность». А ты как стоял перед сценой, так и остался там такой же и не такой – в голове началась серьезная работа. Так, во всяком случае, было со мной. «Как нам быть честными не на словах, когда мы смотрим мультики вместо молитвы в храмах?»

Разговор у песочницы

Наше знакомство с участниками группы состоялось сразу после их выступления и вылилось в интервью с тремя отцами-основателями: Аполлоном (Алексеем), Патапом (Григорием) и Бинполом (Никитой). Мы беседовали под звонкий смех ребятни с детской площадки, сидя на скамеечке на Тверском бульваре.

По дороге на интервью ребята рассказывали о своих любимых местах в Москве. Они заядлые велосипедисты, и любой город предпочитают рассматривать именно на колесах. Мне все хотелось сообщить им что-нибудь интересное о столице, чего они не знают, но сделать это оказалось совсем непросто. На обратном пути мы прошли мимо церкви Большого Вознесения, где венчались Пушкин с Гончаровой, и перешли дорогу рядом с храмом Феодора Студита, где пел на клиросе Суворов. На все мои комментарии относительно церквей, памятников и других достопримечательностей ребята понимающе кивали и добавляли что-нибудь от себя. «А Петербург вы также хорошо знаете?», – не выдержала я. – «Вообще, мы не считаем, что достаточно хорошо знаем Москву. С каждым приездом здесь можно осмотреть что-нибудь новое. Кстати, в Петербурге заблудиться намного сложнее – там очень удобно ориентироваться по соборам».

Разговор у нас вышел несколько необычный, потому что для Комбы это далеко не первое интервью. Ребята все время старались сообщить что-нибудь эдакое и старательно уходили от вопросов о концертах, записях, музыкальных влияниях, жизни в Костроме. Зато они рассказали о том, как участвуют в творчестве их близкие люди и где они мечтают побывать. Стиль речи «отцов Комбы» старательно сохранен.

– Первый вопрос: как вы познакомились и когда вам удалось объединиться в Комбинацию?

Бинпол: Как обычно ребята в школе знакомятся, так и мы. Все мы любили танцевать, слухать музыку и рисовать, и даже соперничали друг с другом. Вот и сошлись на всем подряд.

Аполлон: А, например, с Патапычем мы познакомились, когда были совсем малые – первый или второй класс. Я жил в другом городе, и мы встречались с ним в ризнице кафедрального собора – дрыхли там в ночь на Пасху и на Рождество на диванчике.

Двое наших отцов-продолжателей – Винни и Иван – познакомились в музучилище. А я сам узнал Винни классе в пятом-шестом. Впоследствии мы стали лабать широким составом, и расцвел цветок (смеются).

– А как близкие люди воспринимают вашу музыку?

Бинпол: У меня мама и тетушка утверждают, что они начальники фан-клуба Комбы БАКХ. Они собирают всю информацию о нас на полку и особенно любят, когда кто-нибудь из моих друзей приходит в гости, – лишь бы их чем-нибудь накормить.

– Некоторые из ваших музыкантов – уже люди семейные. Жены как-то участвуют в творчестве?

Патап: Иногда бывает. У меня супруга сама музыкант, а еще артист хора и педагог.

Аполлон: У нас почти все, кроме самых малых, прописаны в телегах. И жена Патапа тоже. Мои батя и мама есть. Там по-разному: где-то они подпевают, где-то просто вставочки интересные сделаны.

Патап: Да, в той или иной степени в нашем творчестве уже очень много людей успело поучаствовать, особенно родных и близких.

– А много ли друзей появилось уже на почве группы? Бывало такое, что человек приходил на концерт, и после этого завязывалось близкое знакомство?

Бинпол: Были случаи, что люди не просто приходили на концерт, а сами его устраивали. В Петрограде есть один товарищ – Валентин Филиппов. Он нас нашел через интернет и срастил концерт.

Аполлон: Валя помогает ухаживать за сайтюгой и во многом нас поддерживает.

Бинпол: А так вообще первую серьезную гастроль Комбы БАКХ в Белгороде устроил отец Димитрий из Шебекинского благочиния.

– А вы когда-нибудь стояли перед дилеммой: выступать или не выступать в том или ином месте? Ведь во многих клубах зачастую совсем неподходящая атмосфера…

Патап: А где нам выступать? Не в белых же колонных залах. На самом деле, это не так принципиально, даже довольно интересно.

Бинпол: Хотя поначалу мы сами смущались. Переживали, какая будет атмосфера. Но совсем уж куда попало мы тоже, конечно, не поедем.

– Наверное, концерты – это хорошая возможность попутешествовать. По всему видно, что вы любите это дело. Где бы вам особенно хотелось побывать?

Аполлон: Широка страна моя родная!

Патап: Это не связано с гастролями, но лично я точно знаю, куда бы хотел попасть. Есть такое место – Кологрив. Это городок в одном из северных регионов Костромской области. Каждый год в его черте останавливаются десятки тысяч диких перелетных птиц – гусей. Их там всегда так много, что 2 мая в Кологривском районе даже официально объявили Днем гуся. Я слышал, что птицы заполняют собой всю реку Унжу. Уже который раз я пытаюсь туда попасть и посмотреть на это, но никак не получается. Еще там редкие по красоте заповедники, так что можно и на гусей посмотреть, и на красоты, а еще неподалеку в деревне Шаблово жил Ефим Честняков.

Когда я был совсем еще маленький, мы заезжали в Кологрив и побывали в местном музее, где имеется богатейшая коллекция старинного оружия. Мое единственное воспоминание – этот музей и Унжа, по которой сплавляют лес.

На этой замечательной ноте закончилась наша беседа у песочницы. А уже после того как диктофон был выключен, я все-таки задала им вопрос, который особенно меня мучил: не критикуют ли их в православных кругах за столь непривычную форму самовыражения? «Разумеется, есть те, кто нас не принимает категорически. Серьезных диспутов на этот счет не было. Это ведь не то что “каноничность – неканоничность”. Тут просто работает “нравится – не нравится”. В этом смысле, если ты вообще можешь петь о чем-то, то самая лучшая реализация – в церковном хоре. Потому что там сама тема стопудовая», – так мне ответила Комба.

К слову, на клиросе участники группы тоже поют. Не вдаваясь в дальнейшие рассуждения о смысле их творчества, добавлю от себя только вот что: попробуйте послушать хотя бы одну их песню, все они бесплатно доступны на сайте. Например, «Птицы», «Без любви всё – ничто!» или «Кто хочет жить всегда».

 

 

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru