Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Что вы знаете о ювенальной юстиции?

№ 42, тема Ювенальная юстиция, рубрика Личное

Екатерина Голосова, 26 лет, филолог, дважды мама, г. Люберцы:

В поликлинике как-то познакомилась с женщиной, которая говорила с сыном только по-немецки. «Еще не акклиматизировался, уезжать пришлось слишком быстро. Муж привел в дом новую маму детям, у нас их трое. Пришлось сбегать с ними в Россию, благо было давнее разрешение на выезд». Спрашиваю – почему бежать? «Ну что Вы, по немецким ювенальным законам дети достались бы мужу и новой жене, а не мне. Я безработная, так как сидела с младшим ребенком, то есть судья отдал бы их папе, потому что в Германии я не могу их прокормить». Показывает живот мальчика с перевязкой и какими-то пластырями. «Он перенес несколько операций. Кто его будет обрабатывать, кто будет следить за его питанием без меня? Здесь с ними будут сидеть бабушка и дедушка, а я буду зарабатывать на своем знании немецкого, вместе прорвемся».

Я не хочу, чтобы мое государство говорило мне, могу ли я прокормить детей по его казенным расчетам. Я же не спрашиваю свое государство, как я их прокормлю в этом самом государстве, я просто кормлю, учу, лечу…

Михаил Агафонов, руководитель сектора по работе с обращениями Синодального отдела благотворительности и социального служения, Москва:

            Когда я говорил кому-то из православных, что еду во Францию изучать их ювенальную юстицию, то многие чуть ли не падали в обморок. Одни милые люди, у которых я был в гостях, услышав об этом, едва меня не выгнали. К ювенальной юстиции у нас почему-то относятся так, как в средневековье относились к колдовству. Это - боязнь слова. Люди не готовы обсуждать, что оно означает. Между тем, «ЮЮ» даже для России – это не новость, а в какой-то мере возвращение к хорошо забытому старому. Не говоря уже о том, что во многих странах такая система испытана десятилетиями.

Показательно, что христианские (в том числе православные) общины этих стран не противопоставляют себя семейной юстиции. И никто из православных Франции, с кем я общался, не сталкивался с тем, что у нас называется «ювенальным беспределом». Конечно, если речь идет о каких-то перегибах, несовершенствах системы, то тут каждый будет против. Но это пороки конкретных людей, а не всей системы. И протестовать против самой идеи участия государства в защите прав детей так же бессмысленно, как бороться, скажем, с медициной.

 

Татьяна Агеева, 26 лет, физик, Москва:

Знаю отличный пример ювенальной технологии в православной среде и реализованный православными людьми. Это Центр социальной адаптации имени святителя Василия Великого, который занимается разработкой и внедрением новых программ социальной реабилитации несовершеннолетних правонарушителей без применения репрессивных мер. Можно отдельно обсуждать недостатки этого центра, но его существование и успешная работа говорят о том, что не всё так страшно, как рисуют зачастую не разобравшиеся в этом люди, которые вышли на пикет. Забавно, но многие из них даже не удосужились изучить этот документ, и о чем он, даже понятия не имеют. Нужно думать, что именно не устраивает, а не просто отметать и говорить, что «это всё – с Запада, а априори всё, что с Запада, – зло».

Петр Молчанов, администратор интранет-портала «Ведис Групп», Москва:

Дети это счастье. Ювенальная юстиция пытается оценить счастье детей через их права. К сожалению, наши законы описывают весьма грубую модель семьи, общества. Возьмем простой пример из математики: у=х2. Функция будет иметь одинаковое значения при существенно разных значениях переменных. Вот и закон о ювенальной юстиции чем-то похож на эту функцию, с точки зрения закона, права детей могут быть нарушены, но при этом сами дети счастливы.  Формально, по внешним признакам, оценить “нарушение гармонии в семье” нельзя. т.к. очень велика вероятность ошибки, исправить которую органы опеки никак не смогут.

Марина Архипова, 25 лет, студентка, Германия, г. Дюссельдорф:

О ювенальной юстиции я знаю немного: что это плохая система, незаконно отбирающая детей из здоровых и полноценных семей. Переехав жить в Европу, я была удивлена, что такие законы давно здесь процветают. Ребенок защищен от своих же родителей уже начиная с детского сада. Ему открывают глаза на то, что оказывается, мама с папой получают на него пособие, и этот малыш вправе его требовать! Умные родители деньги отдают (около 180 евро) и предлагают самому на них прожить. После такого заявления чадо, как правило, кается и забывает о сказанном. Европейские дети предоставлены сами себе, видимо, благодаря ювенальной юстиции. Их нельзя наказывать, что-либо требовать, в общем, ущемлять их права и свободу. Слышала о том, что в Англии при попытке «органов» отобрать двоих детей, мать спрыгнула вместе с ними с крыши дома.

Но вот почему-то у мусульманских семей деток не отбирают... Пусть попробуют отнять, к примеру, сына у турецкой семьи, где не действуют законы гуманности. Мало не покажется! И правильно делают! Почему мы не можем поступать также? Нам мешает наша цивилизованность?

Елена Волкова, 26 лет, редактор, г. Протвино:

Статистика насилия над детьми во всех странах разная, но везде – пугающая, а при этом 77% обидчиков – родители, а 11% – другие родственники. И даже в случаях, когда у насилия над детьми в семье есть свидетели, детям не оказывают помощи. Причин тут много: во-первых, принято считать, что семья – это личное дело каждого, и в это неприлично вмешиваться, во-вторых, многие считают, что родители вправе воспитывать детей так, как считают нужным. Между тем то, что многие родители называют «наказанием», часто не имеет ничего общего с воспитанием, а у детей не оказывается никакой возможности защититься от психологического или физического насилия, часто они даже не осознают, что с ними происходит, и винят в происходящем себя.

Ювенальная юстиция призвана защитить детей от насилия в семье, но проблема в том, что пока не существует реальных средств помощи пострадавшим детям. Необходимо создание кризисных центров для детей, образовательных программ для родителей и многое другое.

Дополнительной проблемой становится то, что ювенальную юстицию используют для того, чтобы шантажировать родителей, если они являются социальными и политическими  активистами. Это значит, что она должна контролироваться не государством, защищающим интересы бизнеса, а комитетами родителей и учителей. Ювенальная юстиция необходима, но сможет работать только при соблюдении всех этих условий.

Мария Чернова, 23 года, педагог, село Нововолково, Московская обл.:

Можно сказать, что я знаю о ювенальной юстиции только понаслышке. Но вот конкретный пример. На уроке окружающего мира во втором классе по теме «Опасные незнакомцы» дети сказали, что нельзя открывать дверь в дом незнакомым людям: «А то заберут еще эти, из “ювеналки”». И стали мне рассказывать, как в знакомой им семье священника это произошло. Просто пришли «опекуны», когда взрослых дома не было, и забрали детей. Якобы жилищные условия неподходящие. Больше всего дети из православных семей боятся не бандитов, а «ювеналки», которая может разлучить их с родными.

 

Анна Викторовна Марнова, 27 лет, преподаватель английского языка, Москва:

С точки зрения ювенальной юстиции, воспитание ребенка в понятном нам смысле – привитие ему определенных ценностей, приучение к труду, формирование понятий о нравственности и особенно религиозное воспитание – есть не что иное, как грубое нарушение прав и свобод ребенка. По мнению ювенальных психологов, ребенок сам должен решать, как ему жить. Задача взрослых – лишь дать ему информацию для выбора. И почему-то это, в первую очередь, информация о контрацепции и нетрадиционной сексуальной ориентации.

Но детская психика устроена так, что ребенок выбирать между плохим и хорошим сам не в состоянии. И если взрослые будут говорить с ним о сексе и наркотиках, он выберет секс и наркотики. Если ребенок не будет знать никаких запретов и обязанностей, он вырастет эгоистичным, не научится сочувствовать другим и считаться с ними. А ювенальная система – это такая система, где взрослые лишь обслуживают ребенка, но не воспитывают его.

Самая ужасная, на мой взгляд, инициатива ЮЮ – контроль над материальным положением семей, имеющих детей. Мне доводилось видеть бланк отчета о результатах исследования условий проживания школьника. В нем есть слова: «По результатам осмотра жилья комиссия заключила, что…» Данная бумага противоречит Конституции РФ, в которой сказано, что «Жилище неприкосновенно. Проникновение в жилище… противозаконно». Любому здравомыслящему человеку понятно, что ребенку лучше жить в квартире, где давно не было ремонта, но с любящими родителями, чем в приюте, где для воспитателей этот ребенок – не любимый сын или дочь, а лишь одна из составляющих их работы.

Александр, юрист, Москва:

Возможно, Вас удивит моё мнение об этом вопросе, но мне кажется, сейчас время защищать органы опеки, а не шельмовать их. Все только и пытаются представить их как зондеркоманду, которая просто так врывается в дома и отбирает детей. Тем не менее, если обращаться к фактам, то количество отобраний стабильно уменьшается уже четвертый  год подряд и уж точно не потому, что об этом стали писать. Во-вторых, увеличилось количество трагедий, когда детей не отбирали вовремя или возвращали родителям под давлением шумихи.

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru