Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Более емкое, чем просто суд

№ 42, тема Ювенальная юстиция, рубрика Личное

Татьяна Симонова, директор Центра социальной помощи семье и детям «Родник»:

 

– Нельзя утверждать, что в нашей стране нет ювенальной юстиции. Еще в советское время существовали комиссии по делам несовершеннолетних. Понятие «ювенальная юстиция» более емкое, чем просто суд. Это законодательство, направленное на проблемы материнства, детства, воспитания, образования. Акцент в новом проекте должен быть сделан не на создание судов, а на профилактику преступности. Некоторые законодатели предлагают усилить ответственность в отношении нерадивых родителей, не прослеживая причинно-следственную связь возникающих социальных проблем в семье.

В нашем центре мы оказываем социальную помощь семьям и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации; занимаемся профилактикой преступлений, в том числе повторных, среди несовершеннолетних.

Методы ювенальной юстиции действуют в государстве и сегодня: например, подростки 14–18 лет отбывают наказание за совершенное преступление в колониях, спецшколах. Поэтому, когда они освобождаются, важно заниматься их реабилитацией в обществе. Такие «сложные дети» – это особая категория, это не закоренелые преступники, им просто нужно помочь жить вместе с нами. Работа эта очень сложная и объемная, она уходит корнями в семью. Поэтому вместе с участковыми, инспекторами по делам несовершеннолетних, патронажными медсестрами, представителями отдела образования мы помогаем семье преодолеть трудности, не распасться.

Мы даем юридические, правовые, психологические консультации. Многие обращаются, потому что сами инертные, приходят с жалобами: вот, мол, я плохо живу, а куда идти – не знаю. Наши эксперты содействуют сбору документов, обращаются в Центр занятости населения, делают запросы в социальные инстанции, способствуют материальным выплатам для таких граждан, их трудоустройству.

Отдельное внимание – решению проблем детей. Многие из них при живых родителях не имеют своего жилья. Например, мать лишена родительских прав, пьянствует, или семья получила квартиру по программе сноса ветхого жилья, и до сих пор в ней никто не зарегистрирован, а долги за жилищно-коммунальные услуги продолжают расти. Затем жилье могут продать в счет погашения долгов, а ребенок остается на произвол судьбы.

Много к нам поступает обращений по проблемам взаимоотношений между детьми и родителями, между учениками в школе. И не всегда сложности возникают в подростковом возрасте. Например, к нам недавно пришли учителя и родители: в классе между ребятами 8–9 лет постоянно вспыхивают конфликты, доходящие до драк. На базе нашего центра работает площадка «Подсолнух», где с детьми занимается психолог. И они его воспринимают именно как помощника, с которым можно поделиться тем, что наболело. Хотя в нашем обществе до сих пор иногда трактуют помощь психолога как вмешательство психиатра. Недавно своему сыну-подростку я предложила вместе сходить к психологу, так он наотрез отказался, странно на меня покосившись: «Мам, ты что?..»

В существующей российской модели ювенальной юстиции сегодня нет четкой грани между понятиями «воспитание» и «жестокое обращение». Любое наказание рассматривается как насилие. Причем его также можно разграничить на эмоциональное, психологическое, физическое, сексуальное.

Зачастую среди населения нет правовой осведомленности, человек не знает, за что он может быть наказан. Хотя сразу вспоминается: незнание закона не освобождает от ответственности.

Российская законодательная база, касающаяся защиты прав членов семьи, крайне несовершенна. Так, с точки зрения закона, практически недоказуем факт эксплуатации детей, которых заставляют, например, просить милостыню (в том числе сами родители), нет никаких механизмов защиты детей от насилия в интернете. Уголовно наказуемым у нас являются только физическое и сексуальное насилие.

При обсуждении новых реформ важно учитывать и опыт зарубежных коллег. Например, в Норвегии очень жестко отслеживают насильников. По выходе из тюрьмы они лишаются множества социальных льгот и гарантий (отпуска, возможности выехать за границу и т. п.).

Однако положительный опыт других государств нужно брать во внимание без покушения на устоявшиеся семейные ценности в нашей стране, на независимость семьи, на право родителей самостоятельно определять приоритеты воспитания и семейной жизни.

 

Сония Киселева, директор Зеленодольского детского дома:

 

– Ювенальная юстиция должна помогать защищать права детей не только в семье, но и в обществе. Статистика неумолима: детей, оставшихся без родителей, на попечении государства, становится больше. Законодательно должны быть закреплены обязательная профессиональная подготовка таких детей, трудоустройство, их право на жилье. На практике они не имеют никакого образования, профессии. Зачастую у них даже нет никакой мотивации к обучению, они не приспособлены жить вне стен госучреждения, например, детского дома или, что еще хуже, – тюрьмы.

Мы всегда радуемся, когда к нам обращаются семьи, готовые взять на воспитание ребенка, подарить ему свою любовь и заботу. Жизненно важно поддерживать эти благие поступки.

Государство отслеживает такие семьи: регулярные проверки, всевозможные отчеты о том, как живется приемному ребенку. Работая в детском доме, в государственной структуре, мы привыкли к частым посещениям социальных органов, ведь «государева» денежка просто так не дается, за нее нужно отчитаться. Приемные родители это тоже понимают, мы стараемся заранее всегда объяснить им, что такие действия неизбежны.

 

Гузель Нуриева, работник отдела социальной защиты населения:

 

– Я считаю, что за ребенка должны нести ответственность прежде всего родители. Семья – это показатель здоровья общества, его состоятельности. Почему родителей лишают родительских прав, а дети становятся беспризорниками, идут на преступления? Потому что люди в нашей стране не защищены в социально-правовом плане. Получается, что дети – заложники тяжелых экономических условий. Если будет расти благосостояние наших граждан, семьи будут жить в достатке, то все проблемы исчезнут.

А введение в России институтов ювенальной юстиции приведет к моральному разложению общества. В детских садах, школах повсеместно обучают детей их правам, снабжают номерами «телефонов доверия», по которым можно пожаловаться на родителей. Всё это – манипуляции, лазейки к тотальному контролю над институтом семьи, над традиционной системой ценностей, методами воспитания.

 

…Изъятие ребенка из семьи – крайняя мера, широко распространенная в рамках ювенальной юстиции на Западе, – всё же не столь однозначно. Если ориентироваться на Европейскую социальную хартию, по модели которой предполагается выстраивать систему ювенальной юстиции в России, изъять ребенка из семьи можно, если в холодильнике присутствует не весь ассортимент необходимых продуктов, или ребенку не были своевременно сделаны прививки. На первый взгляд, абсурдные доводы могут привести к трагическим последствиям. Но никакие государственные органы не заменят родительской любви. Странно, что лоббисты ЮЮ этого не понимают.

Подготовила Ольга БОЗИНА

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru