Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Основание супа

Силантьев всегда стремился «выбиться в люди», потому работать начал очень рано и всегда работал за двоих. У него первого из нашей компании появилась машина, свой бизнес, и вот теперь – дом. Большой трехэтажный особняк с удобными комнатами и широкими окнами смотрел на мир уверенно и даже вызывающе. И, хотя внутри еще шли ремонтные работы, всё равно было чувство чего-то свершившегося. Он встретил меня, как и подобает хозяину, немного радостно и развязно. Силантьев, одним словом. Наскоро осмотрев сокровище, я уж было принялась уезжать – вспомнила, что не завтракала, а время, между тем, подходило к ужину.

– Если ты только из-за этого, то не торопись уезжать. У нас на кухне вызревают такие кулинарные шедевры, разные восточные вкусности и супчики – лучше, чем у тебя, извини за откровенность.

Силантьев повернулся и кого-то позвал. Из подсобки вышла женщина восточной национальности, он приказал ей накормить меня. Та покорно поклонилась и ушла.

– Обожди минутку, пусть накроет стол, как и положено, не торопись. Я тут тебе вот что сказать хочу, смотри, там, видишь, мансарда. Она для тебя. Когда будешь у нас гостить, я тебе стол поставлю, будешь смотреть на лес и писать. И увидишь, что писать будешь светлые вещи. Там, про любовь, дружбу. А то, как ни возьму твое читать – одни расстройства, то больных описываешь, то бомжей, то аборты… Ты где столько негатива берешь? Погоди чуток, дострою дом, позову тебя, и твоя литература таким оптимизмом задышит!

Я направилась в подсобку. Восточная кухарка напоминала зверька, загнанного в клетку, она смотрела на меня с любопытством и страхом одновременно, я улыбнулась и похвалила суп. Она тоже улыбнулась.

– И чего вы добавляете в суп? – спросила я, показывая всем видом, как вкусно.

– Сначала главное, – начала взволнованно говорить она, – надо главное – это как фундамент дома.

– Основание.

– Да. Основание – это мясной бульон, он должен вариться в мясе два часа.

Я достала блокнот, чтобы записать.

– Вы литература? – спросила она.

Я улыбнулась.

– Вас хозяин очень уважать, он читал и плакал. Часто вас повторяет.

– Цитирует?

– Да, цитировать очень часто. Ваше слово – закон. Вы писать очень грустно и правильно. Он плакал один раз, напился и плакал. Долго-долго плакать.

– Ты тоже плакала?

– Нет, я плакала два раза. Когда мужа сломали…

– Мужа сломали?

– Да они упали на стройке со второго этажа, и цемент упал и доски, два года уже. А их хозяин, не ваш, другой и на другой стройке, увез на дачу, забрал мобильники и оставил жить, купил им водки много-много. Они пили и спали, пили и спали. И вся кость у них теперь неправильно срослась. Муж ходить не будет, а брат с палочкой ходит. Такая маленькая палочка, без нее он хромой, совсем хромой, а с палочкой ходит.

– Вы просили у кого-нибудь помощи?

– Нет, мы узбеки, узбекам никто помогать, только Бог. А Его я каждый день просить, с утра до вечера.

– Дети у вас есть?

– Есть дети, есть. Старший, Акрам, умный будет. Он теперь дома живет, там тепло и зимы совсем нет. Шесть лет тут жил, вырос из одного года до семи, мы тогда, я, муж, два брата мужа и маленький Акрам жить в офисе. В центре города офис, красивый, из окна бутик модный совсем, а мы приходим поздно переночевать, стулья расставим, и ночуем так шесть лет каждый день, а Акрам пиратался под кушеткой, потому что хозяин как увидеть мог выгнать, у него богатые клиенты. Акрам пиратался, он видел только ноги клиентов, мы оставим ему еду и уйдем, придем, заглянем под кушетку – Акрам, выходи, свои пришел. Он выйдет, побегает, поиграет, выкупается в раковине и опять под кушетку. Он выучился в туалет ходить только когда совсем ночь, темно.

– Как он сейчас живет?

– Он учится хорошо и любит Россию, когда станет взрослый, приедет сюда жить, навсегда приедет.

– Еще дети есть?

– После Акрама мальчик был, хороший, заболеть вечером и умер. Мы врача вызывать, а он не приехать, потому что полиса нет. Тогда и у мужа тоже нет. Это потом муж полис получить, и гражданство, и разрешение на работу. А у меня так и нет. Восемь тысяч надо.

У меня еще Хамит есть, совсем маленький, десять месяцев. Вот, видишь, грудь течет. Молоко бежать. Я его только вечером кормить, когда приду домой. Отсюда, когда хозяин отпустит, час ехать, совсем ночь будет. Хамит с мужем теперь, ждут меня. Хозяин хороший, такого еще не было у меня. Всё время учить говорить меня на русском язык, а то я совсем не знать. А когда язык не знать, как работать найти? А тут даже разрешил гостям на стол подавать кушать и говорить пириятного аппетита. Нравится? Пириятного аппетита, литература.

 

Ольга Иженякова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru