Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Свыкнуться со своим скудоумием

№ 42, тема Ювенальная юстиция, рубрика История

The Mad Official

Gilbert Keith Chesterton (не позднее 1912 г.)

История некоторых народов свидетельствует о том, что общество вполне способно перейти от процветания к нищете, от славы к забвению или от свободы к рабству не просто в молчании, но даже в полном спокойствии. Улыбка всё еще не сходит с лица, а руки и ноги уже отваливаются, причем в прямом и самом омерзительном смысле. Это народы, утратившие способность удивляться своим действиям. Породив безумную моду или нелепый закон, они не вздрагивают в ужасе и даже не изумляются при виде этого произведенного ими на свет монстра. Они свыклись со своим скудоумием. Хаос – это их стихия. Они привыкли дышать поднявшейся в воздухе пылью. Такие страны подвержены опасности того, что сумасшествие может принять в них массовый характер, что они попросту превратятся в толпу слабоумных людей, где в разваливающихся городах и спятивших с ума сельских поселениях прилежно трудятся безумцы. Одна из таких стран – современная Англия.

Вот конкретный пример: случай вроде бы неприметный, но свидетельствующий о том, как в реальности действует наше общественное сознание, столь робкое по духу, дикое по результатам и бесплодное на деле. В этом примере нет и проблеска разума. Цитирую абзац из ежедневной газеты: «Вчера в Эппинге состоялся суд над Томасом Вулборном, рабочим из Лембурна, и его женой. Подсудимые обвинялись в нерадивом отношении к своим пятерым детям. Д-р Элпин заявил в суде, что по поручению инспектора Государственного общества по предотвращению жестокого обращения с детьми им была произведена проверка коттеджа, где живут обвиняемые. В их доме было грязно, и дети тоже были грязными. Дети выглядели совершенно здоровыми, однако условия, в которых они живут, могут привести к плачевным последствиям в случае болезни. Отец семейства недавно лишился работы. Мать пожаловалась на отсутствие водопровода в доме и слабое здоровье. Ее приговорили к полутора месяцам лишения свободы. Приговор вызвал удивление, и женщину увели, когда она начала плакать и закричала: “Господи, спаси нас!”»

Здесь невольно вспоминаются нравы древнекитайских мандаринов. Воображение рисует какой-нибудь старинный, не подверженный никаким переменам восточный суд, в котором люди с иссохшими лицами в заскорузлых церемониальных одеждах вершат жестокую расправу над себе подобными под аккомпанемент ритуальных притчей и заклинаний, само значение которых давным-давно ими забыто. Во всей этой бессмыслице – и в том, и в другом случае – прослеживается только одна совершенно реальная вещь – несправедливость. Даже самая малая толика рассудка, будь она применена к судилищу в Эппинге, показала бы всю его ничтожность.

Я обращаюсь ко всем людям в здравом уме и твердой памяти с настойчивой просьбой объяснить мне, за что упрятали за решетку эту женщину. За то, что она бедна? Или за то, что она больна? Ведь никто не мог бы предположить, никто не будет предполагать, да никто пока и не решился предположить, что она совершила еще какое-то преступление. Доктора пригласили по просьбе Государственного общества по предотвращению жестокого обращения с детьми. Разве вина этой женщины в том, что она жестоко обращалась с детьми? Нет, конечно. Разве доктор сказал, что она виновата в жестоком обращении с детьми? Нет, конечно. Существует ли хоть малейшее доказательство ее жестокости? На это нет и намека. Самое худшее, что мог выдавить из себя доктор, свелось к тому, что дети выглядели совершенно здоровыми, хотя условия, в которых они живут, могли бы привести к плачевным последствиям в случае болезни. Если этот доктор назовет мне условия, которые приводят к смешным последствиям в случае болезни, я буду внимательнее прислушиваться к его доводам.

И вот тут становится очевидным одно из самых плачевных последствий наших повседневных забот и треволнений. Полоумный доктор окончательно спятил с ума. Он безумен в прямом и практическом смысле, хотя он и в прямом, и в практическом смысле является врачом. Так и хочется задать ему тот самый старый вопрос: Quis docebit ipsum doctorem? (Врач, исцелись сам). Да, действительно, жестокость по отношению к детям совершенно противоестественна; она инстинктивно предается анафеме и на земле, и на небе. Но нерадение о детях вполне естественно, как и нерадение об исполнении любой другой обязанности. Растягивание рук и ног при выполнении упражнений лечебной гимнастики отличается от растягивания их на дыбе только степенью применения усилия. Хирургическая операция отличается от пытки тоже степенью применения усилия. Орудие пытки в виде тисков для больших пальцев легко можно отнести к разряду приспособлений для маникюра. А если вас привяжут к паре диких лошадей, которые поволокут вас по земле, то это можно запросто назвать массажем. Вопрос современности сводится не столько к тому, что люди смогут вынести, сколько к тому, чего они всё же вынести не смогут. Однако я что-то отвлекся… Кипящее масло продолжает кипеть, и Десятый мандарин уже перечисляет «Семнадцать главных принципов и Пятьдесят три добродетели Священного императора».

 

Перевод Дмитрия Васильева

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru