Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Как либералы с тоталитаризмом подружились

Николай АСЛАМОВ

Споры о ювенальной юстиции вращаются вокруг одного вопроса: как соотносятся между собой семья и государство? Они находятся в параллельных пространствах, или, наоборот, одно без другого не существует? А может, государство – это одна большая семья?

Многие западные правозащитники, а вместе с ними и отечественные, часто возмущаются тем, что в России очень низкий уровень правовой культуры. Это совершенно правильно, но таковы уж наши традиции: в России предпочитали решать дело по совести, а не по закону. Возник у крестьянина спор с соседом – мужики собрались на сельский сход, поговорили друг с другом, помирились да разошлись, а если не мирились, то шли к барину, чтобы он их рассудил «по своему разумению».

Наши предки хорошо понимали простую вещь: юридические отношения начинаются там, где заканчиваются человеческие. Именно поэтому, кстати, гуманизация системы наказаний в скандинавских странах и попытка выстроить диалог между потерпевшим и преступником – это не ноу-хау, а то самое хорошо забытое старое.

Но в дискуссиях вокруг ювенальной юстиции интересно другое: откуда берется уверенность в том, что государство имеет право вторгаться в сферу семейных отношений? Американские правозащитники хором осуждали любые подобные посягательства на частную жизнь как явный признак тоталитаризма, но вместе с тем требовали усовершенствовать правовые механизмы в отношениях детей, родителей и государства.

Всё дело в том, что разделение человеческой жизни на отдельные сферы (семья, работа, общественная деятельность, религия и т. д.) – изобретение сравнительно недавнее. Средневековый человек, что в Европе, что у нас, жил в мире, где всё выстраивалось в четкую иерархию, на вершине которой находилось Божественное. Как только европейские интеллектуалы (прежде всего, протестантские) додумались до четкого разграничения религии и государства, начались попытки уравнять их в правах. Знаменитый философ-протестант Георг Гегель довел эту мысль до логического завершения, назвав государство «земным Богом», а его деятельность – «шествием Бога на земле». А еще его философия оказалась удобной и для либералов, и для сторонников тоталитаризма.

Всё дело в том, что право, мораль и нравственность для Гегеля – ступени одного и того же процесса приведения человеческих отношений в надлежащий и разумный порядок. Следуя этой логике, на каждой новой стадии всё больше вариантов отношений должно охватываться порядком, и вместе с тем степень «правильности» тоже должна увеличиваться. Поэтому более общее и более сложное объединение – государство – как бы поглощает в себе жизнь не только индивидов, но и сообществ меньшего уровня, в том числе семей, чтобы сделать ее подлинно нравственной. Именно этот момент радовал правоориентированных гегельянцев всех мастей, в том числе тех, кто попытался уместить философию Гегеля в прокрустово ложе немецкого нацизма. С другой стороны, именно в государстве, по Гегелю, право поднимается до уровня нравственности; строгая буква карающего закона превращается в самостоятельную убежденность личности и ее внутреннюю ответственность за общее дело, что особенно понравилось европейским либералам. В итоге государство для обоих оказалось гарантом правильной жизни индивидов.

Единственное, о чем забыли и первые, и вторые, – это отношение Гегеля к религии, которая в иерархии миропорядка стоит намного выше государства. Конечно, секулярно мыслящие правозащитники что тоталитарного, что либерального толка проигнорировали этот момент и пошли намного дальше Гегеля, задвинув религию куда-то на задворки человеческой жизни. А раз государство с его юстицией, а не религия с ее нравственностью стоит на страже семьи, последняя оказывается не особым духовным организмом, а просто «формой, в которой происходит воспроизводство населения» или «сообществом людей разного возраста, обладающих особыми правами и обязанностями по отношению друг к другу в силу биологического родства». Отсюда и уверенность в том, что жизнь детей в семье можно улучшить при помощи юридических механизмов.

Никто, конечно, не считает, что, если отношения родителей и детей построены на началах духовности, в семьях не будет никаких проблем. У семьи, как и у любого организма, бывают свои болезни, но лечить их надо соответствующим способом – духовным и нравственным. Зачем оперировать сварочным аппаратом?

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru