Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Вершитель судеб

Город наш нельзя сказать, чтобы маленький, но провинциальный. Закрытый академгородок. Люди живут по большей части интеллигентные, тихие.Была убита девочка-подросток. Очень хорошая девочка. Красавица и умница. В школе первая ученица и активистка. Занималась спортом, была солисткой танцевального ансамбля. Единственный ребенок. Семья благополучная, свой дом. Мама всецело посвятила себя воспитанию дочери. И тем не менее убийство произошло при очень странных обстоятельствах.По этому делу свидетельницей проходила одноклассница погибшей. Полная противоположность. Постоянно прогуливала занятия в школе, хамила. Ходили слухи, что она чуть ли не проституцией занимается. На всё это обратили внимание в ходе следствия. Оказалось, что ее воспитывает мать-одиночка, которая даже не знает, кто конкретно из ее постоянно меняющихся кавалеров отец дочери. К тому же любит выпить, хотя не алкоголик, и не имеет постоянной работы. Встал вопрос о лишении ее родительских прав. Я социальный работник. Всю жизнь проработала с людьми. С так называемыми незащищенными слоями населения. Насмотрелась всякого. Многое довелось увидеть и пережить. Считала себя опытным специалистом в решении различных социальных проблем, не думала, что могу столкнуться с неразрешимыми проблемами.

Меня направили в эту семью разобраться в ситуации. Впечатление я получила однозначное: в доме хозяйки нет. Типичная ситуация, по инструкции предполагающая лишение родительских прав. Мне оставалось только составить акт. Но почему-то мне не хотелось этого делать. Было что-то, что не позволяло моей совести лишить этого ребенка матери. И это что-то было любовью. Эта нерадивая мать очень любила свою дочь. Это сразу было видно. Сильно разволновалась, когда узнала о похождениях своего ребенка. Сокрушалась, что дочь идет по ее стопам. Раньше она просто не задумывалась о ее поведении, ее проблемах и успехах. Никто не научил ее быть заботливой матерью – сама росла сиротой.

От моего заключения зависело почти всё. И я решила дать им шанс. Ограничилась предупреждением и испытательным сроком. К моей радости, я не ошиблась. Мать так была потрясена смертью одноклассницы дочери, что нашла в себе силы что-то изменить в своей жизни. Я помогала, как могла. Вместе устроили в квартире генеральную уборку, сделали косметический ремонт. А еще я поручилась за нее в одной фирме, и она получила работу курьера.

Пока я по-своему, по-бабьи старалась помочь моим подопечным, мне устроили проверку. Вот тогда-то меня и уволили. Ведь я напрямую нарушила инструкцию. Но я не жалею. Получается, что я вершитель судеб, ведь от моей подписи зависит судьба маленького человека: жить ей дома с любящей матерью, хотя и в грязи, или в стерильной чистоте, но среди чужих людей. И не просто, а в жестком подростковом коллективе. Всё-таки не мне судить об этом. Уж очень большая ответственность.

Как-то не так мы помогаем этим бедным детям. Вместо того, чтобы вникнуть в ситуацию, поддержать семью в трудную минуту, помочь материально, обновить мебель или сделать ремонт, может быть, даже выделить няньку детям, если мать болеет, мы приходим и выискиваем испорченные продукты, немытую посуду, нестиранное белье, слушаем рассказы недоброжелательных соседей, чтобы отобрать ребенка.

А ведь в каждой семье, даже самой благополучной, бывают черные дни. Когда наваливается всё сразу. Отца уволили. Развод. Или мать серьезно заболела. Всё сразу катится по наклонной. Всё разваливается. И в доме не пойми что, и в холодильнике шаром покати, и у детей проблемы с учебой.

Тут бы сразу помочь. И надо-то немного. С детьми позаниматься, продуктовых наборов подкинуть, материальную помощь выделить или помочь с лекарствами.

А мы, я имею в виду соцработников, сразу всё оцениваем по-своему, принимаем радикальные меры, начинаем запугивать родителей. И тем самым ставим их в тупик. Сами знаете, разве пойдет какая-нибудь мама к нам сама со своей проблемой, расскажет, что не справляется с детьми, что кормить их нечем, что сил не хватает вести хозяйство? Нет. Потому что знает, какая помощь ее ждет. И куда ей идти после этого?

А ведь могло бы быть всё по-другому. Мы должны быть партнерами с родителями в их нелегком деле воспитания. Чтобы не боялись они поделиться своими проблемами, чтобы получали от нас адекватную помощь. Нет еды – получите. Нет сил – вот путевка в санаторий. С детьми сложности – детский психолог, пожалуйста. Не знаете, что делать, – даем профессиональные советы.

Есть, конечно, крайние случаи, когда ребенок в семье действительно страдает и есть реальная угроза его жизни. Речь не об этом. Я о тех случаях, когда наши сотрудники подходят к делу формально, без личного участия, без души. Чего душой кривить, и у меня в доме бывает неубрано, и детей своих, а теперь и внуков, иногда наказываю. Без этого не обойтись. То поругаешь, то похвалишь, то нашлепаешь, то обнимешь. Это жизнь. И если очень захотеть, то любую семью можно поймать на чем-нибудь таком. А вот выводы можно сделать разные, и по-разному можно поступить.

Но это еще не конец моей истории. Убийца девочки был найден. И обстоятельства преступления открылись. Суть в том, что убитая оказалась нежелательной свидетельницей. А в том, почему это произошло, виноваты родители. Всё в семье у них было правильно, слишком уж правильно. Ребенок просто не выдержал этого, взорвался, вырвался из-под родительской опеки. А в результате девочка погибла. Вот вам и правильное воспитание.

 

Лариса Шибакова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru