Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Реальная помощь

 

Проблема демографического кризиса у всех на слуху. Редко кто заводит более двух детей, да и двое-то уже стали редкостью. Одной из главных причин своей малодетности люди называют материальную невозможность вырастить большое количество детей. Конечно, ситуация в Москве и в регионах разная, и вовсе не в пользу регионов. Но даже в столице поднять большую семью – дело совсем непростое. И мы решили разобраться, как в Москве обстоят дела с государственной поддержкой многодетной семьи.

 

Дверь открывает Елена, молодая женщина с мягкой улыбкой и смешинками в глазах. У Елены и Владимира семеро детей. Они живут в шестикомнатной квартире недалеко от метро «Шоссе Энтузиастов». Высокие потолки, большие окна, уютная обстановка.

 

– Елена, расскажите о Вашей семье.

– Нашему старшему сейчас 17. Он учится на первом курсе МГТУ имени Баумана. Вторая, Серафима, ходит в школу с медицинским уклоном – ей скоро поступать. Школа находится на Калужской, поэтому шесть дней в неделю мы Серафиму практически не видим. Еще трое пока учатся в обычной школе. Ваня с Илюшей играют в хоккей, у них по шесть тренировок в неделю. Два раза приходится вставать в 5.30 – когда тренировки утренние. Один отличник, второй двоечник. Но в хоккей играет хорошо, с душой. Видимо, будет спортсменом. Третий, Коля, ему восемь, играет на виолончели – у него четырее занятия в неделю. Двое младших пока в саду. Хотя Варваре уже шесть, так что помимо сада у нее еще подготовка к школе и занятия настольным теннисом – по пять тренировок в неделю.

 

– А как вы справляетесь? Ведь спорт сейчас – удовольствие недешевое, тем более в таком количестве…

– На самом деле, не совсем так. В этом смысле нам очень повезло. Хоккей нам стоит 1300 рублей в месяц на каждого из наших спортсменов. Но это цена за заточку коньков. Совсем недорого. А Варварин настольный теннис вообще бесплатный.

С деньгами, конечно, сложно, но мы, в общем-то, неприхотливы. За квартиру нам платить не нужно – из 12000 квартплаты 50% – скидка из-за того, что у нас у одного из детей инвалидность, то есть это уже 6000, но их покрывают субсидии. Из-за той же инвалидности нам платят пенсию – 12900, вернее, чуть меньше, но доплачивает собес, и еще 5000 дает государство. Да и муж у меня работает, 36000 получает. Он заведующий отделом церковной утвари Новоспасского монастыря. К тому же раз в год я могу написать заявление на материальную помощь – это еще 3000.

Да и одежду мы практически никогда не покупаем. Обмениваемся с друзьями и знакомыми в приходе.

 

– Какую помощь вы получаете от государства?

Кроме льгот на квартиру и выплат пенсии? Ну, во-первых, нам проще с детскими садами. Говорят, попасть туда сложно, люди заранее в очереди становятся, а для многодетных поступление в детсады и школы первоочередное. А уж когда там старший ребенок учится…

В поликлиники тоже без очереди и без записи. Теоретически, естественно. А практически – пойди объясни очереди из бабушек, почему ты быстрее их пройти хочешь. Кричат, ругаются. Себе дороже. Одно время даже объявления на кабинеты врачей вешали, потом сняли.

Еще нам должны лекарства бесплатно давать. Только раньше поликлиника их на 100 тысяч закупала, а теперь – на 15. И дают только жизненно необходимое, например, от бронхиальной астмы, а всё остальное приходится покупать самим.

Проезд у нас бесплатный. В многодетных семьях одному из родителей дают бесплатный проезд на общественном транспорте. Видимо, считают, пусть другой дома сидит, нечего кататься. Но у нас ребенок-инвалид, так что проезд бесплатный у обоих. И у детей тоже – до 16 лет, причем даже на железнодорожном транспорте. А если они в общеобразовательном учреждении учатся, то и после 16.

Да и кормят их в школе два раза в день. Каждый раз, как приходят, спрашиваю:

– Ты обедал?

– Нет.

– Ешь, пока кормят бесплатно!

А то дома каждый день на девятерых готовить приходится. Это сложно. Да и наши спортсмены-хоккеисты отличаются хорошим аппетитом. Мы с Володей через день в магазин ходим – по две большие сумки приносим.

Учебники нам тоже выдают и по 1000 рублей в год каждому из детей на форму.

А если мы детей в лагерь отправляем, то нам из стоимости каждой путевки 5 тысяч возвращают. Только тут важно не тянуть долго – ребенок приехал, и сразу нужно нести документы на комиссию. Говорят, есть еще общество многодетных мам, которые каждый год летом отдыхать ездят за счет государства, но я туда еще не звонила.

Четыре раза в год нам еще дают продуктовые наборы. Большая коробка на каждого ребенка – рис, сахар, консервы, подсолнечное масло.

Ну, и самое основное – это квартира. Хотя в этом плане нам сказочно повезло. На очередь мы вставали в 1999 году, когда у нас родился третий ребенок, а в 2005 году уже получили квартиру. В Москве тогда действовал закон об обеспечении семей с четырьмя и более детьми квартирами в течение года. Тогда все мои знакомые многодетные получили жилье.

Но уже в Подмосковье ничего подобного не было. У меня есть знакомая семья, у них пятеро детей, так они всемером живут в одной комнате. Спят на полу. Квартиру получить не могут. Да и в Москве эта программа прекратилась еще в середине нулевых.

 

– Вы сталкивались с органами опеки?

– Да, когда у нас только-только третий ребенок родился. Это было еще до получения квартиры. И я как многодетная написала заявление на материальную помощь. Тут же пришла комиссия из органов опеки – смотреть, в каких условиях дети содержатся. Но вроде ничего страшного не нашли. А помощь дали.

 

– Скажите, какую еще помощь от государства вы хотели бы получить?

– Мне кажется, каждый вам скажет: деньги. Когда есть дети, средств всегда не хватает. Можно же было, например, за каждого следующего ребенка платить чуть больше, а не фиксировано: многодетным – 3000. Недавно в газете читала, что на каждого ребенка государство выделяет 48 тысяч рублей в месяц. Это, естественно, включая и проезд, и обеды, и всё прочее. Я вот думаю, давали бы мне в руки эти 48 тысяч, и больше никаких льгот не надо.

А кроме этого… По-моему, многодетной семье очень нужна машина. Здесь нам не повезло. Машины давали семьям с семью детьми в 2007 году, видимо, в рамках предвыборной кампании. Машины давали 25 ноября, а я седьмого ребенка 10 декабря родила. Позвонила, а мне сказали, что поезд уже ушел. Не знаю, может, можно было принести справку, что шестеро детей у меня уже есть, сейчас седьмой будет, и тогда дали бы. А может, и нет. Не проверяла. Всё-таки это же не закон «многодетным семьям – по машине», а так… подарок от кандидатов.

А знакомым машину дали, правда, восьмиместную. С учетом восьми детей и двоих взрослых получается десять челвоек. Видимо, совершенно необязательно куда-то ездить вместе. И даже гараж хотели дать – в аренду на два года. Только машина туда не влезла – по высоте не проходила. Поэтому, когда измерили, сказали, что выделять его смысла нет.

Еще хотелось бы, чтобы законы всё-таки не менялись. А то непонятно, то ли есть все эти льготные программы, то ли их нет. То есть поддержка от государства носит несистематический характер. И если что-то добавляют, то обязательно что-нибудь отбирают. Нет такого, что закон не имеет обратного действия. Вот, например, допустим, я знаю, что всем, у кого детей четверо и больше, дают квартиру, независимо от того, в каком году четвертый родился (как в Польше: второго ребенка родил – тебе ипотека прощается), и я это знаю на сто лет вперед. Я могу на это рассчитывать, рожать детей. У нас этого нет. Был закон. Четыре года действовал, потом отменили. Сейчас есть какое-то положение по ипотеке, неизвестно, сколько оно будет существовать. Сейчас еще есть положение о коттеджах, тоже малопонятное. Вот мои дети, которые еще не женились, но собираются жениться, они могут рассчитывать на эту программу к тому времени, когда они родят второго ребенка, или нет? К сожалению, все эти льготы носят какой-то импульсивный характер. Поэтому мы и начинаем воспринимать их как подарок от Лужкова или Собянина, а не как закон, действующий независимо от носителя верховной власти. Закон принят, и обратного хода он не имеет. А у нас – вот он есть, а потом бах, что-то поменялось в голове у начальства, и его больше нет. Всё-таки мы ждем от власти более систематических действий и неотменяемых. Хочется, чтобы была уверенность в будущем. Муж говорит: «Надеяться надо на Бога и Ему верить». Но всё-таки…

 

– А что по поводу подмосковных участков?

– Здесь еще сложнее. В этом году Президент Медведев в послании Федеральному собранию обещал многодетным семьям землю под ПМЖ вблизи города на обустроенных участках со всеми удобствами. А сейчас обсуждается закон, который все обещания Президента сводит на нет.

Выглядит на бумаге всё просто: надо зарегистрироваться в очереди и затем протянуть руку за документами на собственность. На практике даже для постановки на очередь мало быть многодетным, мало даже иметь недостаточное количество метров на человека – нужно соблюсти более десятка довольно необычных условий, просто чтобы стать очередником.

Но московский законопроект идет еще дальше: получить землю смогут лишь те многодетные, у которых вообще нет земли в собственности, и если многодетному москвичу от прабабушки достались три сотки в Пермском крае или участок на кладбище, он не может рассчитывать на «подарок Президента». И если ситуация радикально не поменяется, в Московском регионе землю сможет получить ничтожная часть многодетных. И при этом, видимо, землю (по версии Президента – с коммуникациями, по версии законов – боюсь, без них) они получат через несколько десятков лет. А если получат «скоро», то где? Вопрос транспортной доступности, образования, инфраструктуры даже не обсуждается. Но Президент-то говорил не о дачном участке, а о ПМЖ вблизи города, чтобы мы могли жить рядом с городом, ездить на работу, учебу…

Но есть и другое ныне действующее положение. По нему, многодетным семьям должны давать участки в 60-70 километрах от Москвы. И иногда даже дают, но тоже после многолетней очереди. Есть у меня знакомая семья, так им участок за Серебряными Прудами дали, а это в ста километрах, и ехать на двух электричках. И там, конечно, ни дорог, ни инфраструктуры.

 

– Скажите, а как вы решились родить семь детей?

– В молодости я вообще не хотела детей. Ни одного. Лет в 18-19 подрабатывала няней, видимо, потому и не хотела. Потом влюбилась. А Володя всегда хотел много детей. Наша старшая дочка, Серафима, родилась со множественными патологиями. Врачи давали 90 процентов летального исхода. И мы пошли в церковь. Серафима, слава Богу, жива и здорова. А у меня с тех пор сильно взгляд на жизнь изменился. Вот и получилось семеро.

Беседовала Алёна Калабухова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru