Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Конкурс "Наследника"

De profundis


Конкурсная работа

Конкурс сезона 2014-2015 гг. закрыт!

Алина Соколова

Рассказ

Было унылое московское утро. Пешеходы двигались от перекрёстка к перекрёстку, проснувшись ровно настолько, чтобы переставлять ноги. Лишь один зелёный человечек маршировал весело и неутомимо - на светофорном табло. Тоннели, переходы и стеклянные двери метро заглатывали невкусную человеческую массу, переливающуюся – в традициях этих широт – всеми оттенками серого.

Не цветом, но темпом выделялся на этом фоне высокий субъект лет тридцати. Максим Воронин спешил на работу. Сегодня – он знал – его ожидало повышение: из специалиста второго разряда третьего отдела его переводили в специалисты третьего разряда второго отдела, а это большая разница. Виляя, как слаломист, Максим целеустремлённо рассекал толпу. Он петлял, подбоченивался, менял траекторию между равномерно движущимися телами, продвигаясь аккуратно, почти никого не касаясь, чтобы не примять собственноручно выглаженную рубашку. Догнав на переходе зелёного человечка, Максим перемахнул последнюю полоску зебры, и его зажевали тяжёлые дубовые двери метрополитена.

Миновав турникеты, Максим по привычке взял курс на левую сторону эскалатора, чтобы сбежать вниз, но люди стояли в два плотных строя, занимая обе части полотна - напрасно пожухлый голос в динамиках внушал им не задерживаться и проходить слева.

Моторы в чревах эскалаторов ритмично тужились и кряхтели, но справлялись. Максим пристроился в конце шеренги, просканировал всех доступных взгляду соседей и не нашёл никого интересного. Теперь до конца спуска заняться было нечем, поэтому Максим расстегнул верхнюю пуговицу и уже собрался впасть в анабиоз, как вдруг испытал неприятное сокращение в диафрагме. Пальцы, прикоснувшиеся к рубашке, оживили воспоминание: комната, гладильная доска, утюг, выставленный на тройку поворотный кружок, полосатый шнур и – ток пробежал по позвоночнику – штекер, торчащий из розетки. Максим заметался, но деваться было некуда. Тихая тирада ругательств сползла с его губ. Эскалатор полз медленно. Сердце снизу стучалось в горло, просясь наружу.

Наконец показался большой зал станции. Соскочив с последней ступеньки, Воронин метнулся в сторону, к эскалатору на выход, и только сейчас заметил, что все четыре лестничных полотна ползут вниз. Люди прибывали и прибывали, перемешивались и проходили на перрон.

Тогда он рванул в другой конец зала, расталкивая броуновскую толпу, но, добежав до второго выхода, встал как вкопанный. Струйки спустившихся с земли пассажиров обтекали Максима с двух сторон. Эти четыре эскалатора тоже ехали вниз.

- Не мешайте движению, проходите! – дежурная выглянула из стеклянной будки и зашипела на него тем самым голосом из динамиков.

- А где выход в город? Как мне выйти в город? – спросил Воронин.

Дежурная махнула куда-то в сторону и строго захлопнула дверцу. Усевшись к микрофону, она опять затянула свой заунывный речитатив:

- Не задерживайтесь, проходите с левой стороны, приподнимайте хозяйственные сумки-тележки, малолетних детей держите за руки, приподнимайте полы длинной одежды во избежание попадания в полотно эскалатора…

Держась у будки, чтобы не снесло людским течением, Максим растерянно блуждал взглядом по станции, пытаясь догадаться, что значил загадочный жест дежурной, когда перед ним вырос немолодой полицейский с рыхлым несвежим лицом.

- Я вас слушаю.

С помощью отточенной за годы службы интонации полицейский умудрился нахамить Максиму тремя невинными словами.

- Да я просто…

- Интересуются, как выйти в город,- снова высунулась дежурная из будки, на этот раз из окошка.

Полицейский кивнул и уверенно повёл Максима через толпу. Они остановились на платформе. Подошёл поезд. Двери открылись, пассажиры устремились вовнутрь. В вагоне почему-то было темно, лампочки не горели.

- Проходите! – указал на дверь полицейский Максиму.

- Да нет, мне надо в город! Где выход?

- Какой выход? – не понял полицейский.

Максим начал отвечать, но в этот момент набившийся поезд тронулся и с грохотом покатил мимо. Максим попробовал кричать, но потом решил дождаться, когда состав пройдёт. Краем глаза он заметил, что в других вагонах свет тоже был погашен.

- Че? – спросил полицейский, когда хвост поезда исчез в тоннеле.

- Повторяю свой вопрос в пятый раз, - выходя из себя, ответил Максим. – Где выход в город?

- А, вот ты о чем,- наконец понял полицейский. - Зачем в город? Давай езжай.

Подошёл следующий поезд и тоже начал наполняться народом.

- Да вы издеваетесь, что ли? Мне надо домой. Я утюг забыл выключить! Почему все эскалаторы работают только на вход?

- Это тебе не метро, чтоб на выход работали.

- Не метро? А что? Такси?! – взорвался  Максим.

Заподозрив, что полицейский тронулся умом, он отмахнулся от него и отошёл, соображая, что теперь делать. Вероятней всего, таким странным способом власти решили увеличить пропускную способность метрополитена. Значит, надо добраться до той станции, которая отвечает за выход, и взять такси. Прошло не больше получаса, как Максим вышел из дома, значит, скорее всего, он успеет домой раньше, чем начнётся пожар.

Очередной поезд тронулся, обнажив стену с табличками станций и переходов. Максим, хотя и знал все маршруты наизусть, по инерции скользнул взглядом по табличкам. И остолбенел. Вместо Бауманской, Семёновской и остальных станций его линии на длинной планке значилось: Насильники, Убийцы, Клятвопреступники, Лжецы...

- Вот, выбирай куда тебе надо, и езжай, – опять заговорил полицейский, который всё ещё топтался поблизости.

Максим облизнул губы, не зная, что сказать, и оглянулся по сторонам. Все вели себя как ни в чём не бывало. Люди, не глядя друг на друга, набирали смски, поглаживали экраны своих гаджетов, занимали места у нужных вагонов, входили в удобные двери, пристраивались к поручням. Похоже, никто из них не заметил, что метрополитен подменили.

Не раздумывая, Воронин бросился в сторону. Полицейский среагировал быстро и ухватил его за локоть, но Максим изогнулся, как гусеница, ловко вывернулся и нырнул в толпу, получив в спину залп полицейского свистка.

Спустя минуту высокая фигура показалась неподалёку от стеклянной будки и стала протискиваться к эскалатору. У своей будки Воронина уже дожидалась дежурная. Она бросалась из стороны в сторону, как собачка на цепи, чтобы не упустить беглеца. Максим попробовал проскочить мимо, но дежурная, придерживая одной рукой пилотку, повисла у него на рукаве. В этот момент плотный широкоплечий господин, споткнувшись о дежурную и не разобравшись, что к чему, грубо отпихнул её в сторону. Красная пилотка упала кому-то под ноги, а Максим, почувствовав свободу, запрыгнул на эскалатор и, расталкивая нечеловеческими усилиями человеческую груду, начал подниматься навстречу нисходящему потоку.

В динамиках истошно и невнятно ругалась беспилотная дежурная. Люди на всех эскалаторах изумленно оглядывались на полоумного молодого человека, карабкавшегося против течения. Косые взгляды, усмешки, бранные реплики доносились ему вслед, но затем начали сменяться всеобщим замешательством. И вдруг, как по команде, все устремились вслед за странным человеком. Давя друг друга, суетясь, они прорывались вперёд. Эскалаторы сопротивлялись, надрывая моторы, но сотни людей упорно двигались вверх.

 de profundis – (лат.) – из глубины. 

← Вернуться к списку

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru