Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Культура

Утверждающий братство

Валентин Сорокин. Твои ладони

О книге стихов Валентина Сорокина «Твои ладони», М., 2014.

Книга всегда начинается с обложки, так же как театр с вешалки. Сборник стихов Валентина Сорокина «Твои ладони» открывается для читателя осенним лесом, золотым и печальным. Это осень жизни, вобравшая в себя всю палитру красок, красивая и мудрая.

С обложки к нам обращен взгляд молодой девушки, сидящей за роялем. Как пушкинское чудное мгновение, как  зыбкое воспоминание, плывущее по волнам памяти. Это героиня любовной лирики автора, с ней он разговаривает, к ней обращается. Она молода, однако эта молодость и прелесть жизни для поэта осталась лишь в воспоминаниях, в прошлом:

 

Вот она осень, дожди и туманы,

Птицы, тревожно летящие к югу.

Годы вы, годы, прошли, как обманы, —

Зимнюю рядом расслышал я вьюгу.

Годы вы, годы — почудилась песня,

Юность была ли,

не смог я запомнить.

Зрелость приспела, суровые вести,

Сердце беспечностью вновь не наполнить.

 

Стихи Валентина Сорокина как-то сразу напрямую попадают в душу, без какого-то их глубоко анализа. Будто кто-то за тебя произносит то, что горит внутри. Вчитываешься в строки, узнаешь в них свои переживания, открываешь в них нечто сакральное, что казалось ранее ведомо только тебе и никому другому.

Наверное, это и есть настоящее искусство владения словом – многогранным и живым. Таким же, как и русская природа, другом и певцом которой является автор. Вероятно, только по-настоящему русский человек может так тонко чувствовать дыхание березы или волнение леса.

Заслуга автора и его талант в том, что душевные колебания и порывы он так четко умеет передать через  малейшие изменения в природе. От того и поселяется в сердце по-сорокински «глубокая тоска».

 

Свист метели, вой метели.

Гнутся, движутся кусты.

И тоска, и дрема в теле.

Мысли вызрели густы.

В этом свисте, в этом вое,

В этом поле без огня

Где-то есть предел покоя

Для тебя и для меня.

 

Или:

 

За окошком сиреневый куст.

За окошком ветра и метели.

Куст качается, горек и пуст,

Будто силы его на пределе…

Как же быть мне и что я могу,

Если в этой сугробной округе

Умирает — по сердце в снегу —

Скорбной песнею память о друге?

 

Каждое чувство доведено до точки кипения. И не только вселенская боль и тоска, но и неистовая любовь подвластны лирическому герою:

 

Я люблю тебя глубоко,

Высоко я тебя люблю.

Мир мне видится далеко,

Будто на море кораблю.

 

Святы тайны твоих одежд

И лукавство твоих затей.

Вновь любовь моя, как мятеж,

Задыхается от страстей.

 

Жизнелюбивая и одновременно трагическая поэзия Валентина Сорокина очень похожа на есенинскую лирику. Сам автор, будто предвидя это сравнение, обращается к великому русскому поэту.

 

Ах, Есенин, Есенин,

в груди застревают слова,

Тяжело говорить,

если жизнь быстротечную взвесить,

Вот опять над Москвою

всплывает твоя голова,

Как январский, большой,

золотисто мерцающий месяц.

 

Вселенская боль за Русь-матушку у Сергея Есенина во многом перемежается с участием за судьбу России, бескрайней и столь близкой сердцу, у Валентина Сорокина.

 

О Россия моя,

Ты не только красна балалайкой,

Грозной сталью возмездья

Ты недруга в битве смела,

Под шинелью прожженной,

Под рваной крестьянской фуфайкой

Ты укрыла певца

И потомкам его сберегла...

 

А судьба родины  неразрывно связана с уделом поэта:

 

Россия! Родина поэтов,

Пути судьбы моей темны,

Глаза, как дуло пистолетов

И на меня наведены…

 

Или:   

 

В поэте нет раба,

В поэте вся планета;

На то она, судьба,

Державного поэта!..

 

Внутренний голос нации в стихах Сорокина звучит надрывно, он вопрошает, он неистовствует, он обречен.

 

Умов слепое бездорожье

Трагедий века не решит,

Меня, взлетевшего над ложью,

Могильный крест не устрашит!

 

Поэт в России всегда пророк, как было у Пушкина, Лермонтова и многих других русских классиков. Своими стихами он дергает за духовные  ниточки, натягивает их, задевает струны души, для каждого создавая свою мелодию:

 

Я свеж, как обновленная трава,

Не сломлена, не вытоптана совесть,

И, к празднику грядущему готовясь,

Я предъявляю на него права.

 

Но пророк всегда обречен на одиночество и непонимание:

 

Да и сам я, лишь только взгляну поострее

Окрест, —

Одинокий, летящий над горькою Родиной

Крест.

 

Следуя русской поэтической традиции, Сорокин переплетает в своих стихах образ России с женским началом. Это происходит не намеренно, просто родная земля и женщина – это оттенки одного большого и пылкого чувства – любви.

Вслед за Блоком он соединяет их воедино, наделяет родину женскими качествами, а  лирической героине и чувствам к ней дарует бескрайность и широту, сравнивает их с природой:

 

Я люблю тебя нежно, как любит моряк — океан.

Я люблю тебя вольно, как сокол вершинный просторы.

Но упала заря моя в злой и нетрезвый туман.

Путь-дорогу к тебе преградили тяжелые горы.

 

Или:

 

Родная моя, как береза на взгорье одна,

Святая и в думах моих, и в полночных страданьях,

Я верю, на радость нежданно ты мне отдана

В моих мировых, неусыпных и грозных скитаньях.

 

Вот еще:

 

Луна уходила, но вскоре

Вернулась, ясна и пригожа.

Целована ветром в просторе, —

Еще золотей и моложе.

 

И все же любовь к женщине с годами остывает. Как огонь со временем превращается в пепел, так же и чувства незаметно охладевают. Трагизм лирики Валентина Сорокина, надрывность чувств сопровождают читателя на протяжении всего сборника.

Автор плывет по волнам памяти, переносится в прошлое, где был счастлив. В настоящем же герои, словно в духовной блокаде, вдруг становятся черствыми и бесчувственными:

 

Ни видеться я не хочу,

Ни разговаривать с тобою.

И не земля, а голубое

Мне будет небо по плечу.

 

В одном из интервью Валентин Сорокин отметил, что сейчас люди перестали прислушиваться к слову, забыли о его ценности и красоте. Значение понятий  подменяются, смысл их рассеивается. И то, что раньше было исполнено духовной красотой, стало по-житейски обыденным. Есенинское «Руки милой — пара лебедей — / В золоте волос моих ныряют. / Все на этом свете из людей / Песнь любви поют и повторяют» подобно молитве, голосу колокола. Очень точное сравнение Валентина Сорокина. С такой же необыкновенной образностью, педантичностью, если так можно сказать о работе над словом, автор рисует колебания сердечные:

 

И поцелуи рдели звездопадом.

И замирали руки, горячи.

Куда бы ни ступил — дышало рядом

Лицо твое славянское в ночи.

 

Или:

 

Куда ушла ты, канула, пропала

И на какой незримой высоте

Моя любовь купавой отпылала

И отцвела тоской по красоте?

 

Сорокин относится к слову по-отечески: требовательно и одновременно ласково, использует всю палитру семантических свойств. Название сборника – «Твои ладони». Руки любимой по-матерински обнимают, их движения опьяняют и убаюкивают:

 

Я шел к тебе путем тысячелетий,

В твою ладонь

Я выдохну страдания последний,

Слепой огонь.

 

А ещё в стихах поэта - ладони Урала и ладони июля. Пространственно большое и одновременно совсем маленькое. Жизнь на ладони, и её можно рассмотреть. Очень метафористичный и живой язык.

 

Но, рожденный на звездной дороге,

На ладонях Урала во мгле,

В этот миг и тоски и тревоги

Ничего не боюсь на земле!..

 

И здесь:

 

Полдень — отец притомился косою

Часто махать...

Закипает кастрюля.

Медом повеяло, дымом, росою,

Дождь заплясал на ладонях июля.

 

Поэзия Сорокина темпераментная и надрывная, жизнелюбива и драматичная. Голос вдохновения то срывается на крик, то вдруг превращается в шепот. Как такое возможно? Возможно потому, что жизнь самого автора – это постоянное доказательство самому себе и обществу права: быть русским в родной России, быть верным своим взглядам, быть преданным в дружбе. Поэт из народа, в начале творческого пути он продолжатель «рабочей темы». В последующих поэтических сборниках – это уже певец свободы, как личностной, так и политической, это философ, это герой своего времени: переломного и реформаторского. О нем он говорит, в чем-то его осуждает.

Тем не  менее, каждому посчастливилось родиться в свое время. А чтобы лучше знать прошлое своей страны, нам, последующим поколениям, просто необходимо читать стихи таких поэтов, как Валентин Сорокин. И, слава Богу, что он наш современник.

Не имея возможности общаться лично, я посмотрела записи встреч и интервью разных журналистов с Валентином Сорокиным в Интернете.

Интересный собеседник, яркий рассказчик, он очень живо и образно, не без самоиронии и шутки рассказывает о себе и своем окружении: друзьях, коллегах по цеху или просто об интересных и памятных событиях и встречах. Поражает, как он, с легкостью читая свои стихи, вдруг начинает цитировать других авторов, и все наизусть, без запинок.

Летописец современности, Валентин Сорокин своей поэзией врачует души, открывает для каждого свой путь вдохновения. Он принадлежит к плеяде тех, о ком он пишет в своем стихотворении «Благодарение»:

 

Есть люди,

Будто звезды в темноте,

Горят и светят

В жуткое пространство

И, восходя

К великой красоте,

Не сеют рознь,

А утверждают братство.

 

Ольга Бозина

← Вернуться к списку

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru