Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Точка зрения

"Осовремененная классика". Какая она?


В рамках XVIII Всемирного Русского Народного Собора в Союзе писателей России прошла секция «Язык и литература: история и современный русский мир». Участники секции приняли Резолюцию и ряд обращений к руководству страны.

«В канун Года литературы что-то изменилось, происходит что-то очень важное... Люди внезапно повернулись к традиционным ценностям, к патриотизму, к классике – чувствуется, что есть такая потребность в настоящем (в подлинном), люди вдруг смутно ощутили, что это столпы, которые нас держат», - говорится в резолюции.

Ее авторы отмечают, что «патриот» – это уже не ругательство, классика – уже не «отстой». «Но всё подлинное продолжает уничтожаться. Вначале, в 90-е – открыто и яростно, по-шариковски, а теперь умно: на словах «подымают», но на самом деле продолжают добивать, подменяя подлинное какими-то ужасающими суррогатами (в литературе, театре, опере и пр.). Теперь Пушкина уничтожают под лозунгом "Пушкин наше всё". Вначале, к примеру, голых Руслана и Людмилу подавали только в Большом. Теперь уже и в Мариинке появился "Онегин", которого критики в рецензиях обозначили как "секс в яблоках". И во МХАТе им. А.П. Чехова влюблённая Татьяна валяется на сцене, суча ногами и наигрывая при этом на гармони. Примеров несть числа. Зрителя, читателя приучают к суррогатам.

К чему приведёт эта линия, которую проводят так последовательно – постепенно отвоевывая пространство классики и заполняя его «безвоздушным (бездушным) пространством»? К изменению нашего культурного кода. Этого не случилось в советское время, но это происходит сейчас, неприметно для многих. С этим надо что-то делать. Делать не только потому, что ещё чуть-чуть, и будет поздно. А ещё и потому что – что-то такое сделала сегодня с русскими душами Украина – сегодня голос охранителей русской культуры могут услышать», - говорится в резолюции.

Участники Всемирного Русского Народного Собора считают необходимыми, в частности, следующие меры: «Прекратить бездумное копирование европейских стандартов образования, репертуарной и издательской политики, не отвечающих традициям национальных интересов.

– Рекомендовать включить подлинный классический компонент в стандарты и программы по литературе и русскому языку в России, основываясь на традициях отечественного образования XIX-XX вв., увеличить в школьных курсах количество часов и материала, посвященного изучению классической русской литературы и литератур народов России.

– Подготовить на всех уровнях достойную встречу 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, юбилея М.А. Шолохова, 250-летия со дня кончины М.В. Ломоносова не на региональном уровне, как это было с 300-летием со Дня рождения нашего национального гения, а на общенациональном, как основоположника нашей академической истории, грамматики и классической поэзии.

– Правительству и депутатам Государственной Думы РФ в рамках Года литературы изменить свое отношение к традиционной культуре страны, которую они представляют, и принять необходимые правила для защиты традиционных ценностей в школе, театре и кино, оказать нормальную экономическую поддержку школам, творческим союзам и театрам, что стоят на защите национальной культуры».

«Как бы вы прокомментировали опасения и предложения авторов документа? Кажется ли вам «осовременивание» классики опасным для русской культуры? Что значит «охрана культуры» и как она должна выглядеть?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Максим Первозванский, клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник»:

- На мой взгляд, ситуация не столь черно-белая, как выглядит в этом контексте. Классика жива только тогда, когда она пытается говорить современным языком. В принципе ничего страшного нет в том, что появляются всевозможные особенные прочтения и варианты на тему. Главное, безусловно, жил первоисточник, то есть чтобы ведущие театры, - те же Большой или Маринка - не позволяли себе вольностей с классикой, а другие театры могли бы в этой области экспериментировать, и было бы понятно: вот это – классика, а это - эксперимент. Дело в том, что и сюжетов не так много в культуре и литературе, так или иначе классический сюжет будет обыгрываться снова и снова, и каждое новое поколение будет находить свой путь к классике, и всегда будут антиклассические вызывающие интерпретации.

В советское время никаких экспериментов с классикой не было. Но были в народе матерные частушки на тему классики, и их же не враги распространяли. Это как раз говорит о том, что классика жива. А когда остается лишь монументальная бронзовая версия, значит, классика умерла.

Я постоянно сталкиваюсь с тем, что при прочтении классики в школе дети не понимают, что в ней хорошего и зачем вообще ее читать. Например, попробуйте современным детям почитать былины – это же классика! Но дети их не читают в принципе: ну не играет сейчас никто на гуслях, не живой это жанр! И если бы не были поставлены известные современные мультики про трех богатырей, пусть в голливудском, а не классическом варианте, то кто и где бы из детей услышал имена этих богатырей? Да, экранизация не самая удачная, калька с Голливуда и т.п. Но в результате такой живой интерпретации имена русских былинных героев остались жить еще на одно поколение. То же самое и в театре, и я не имею в виду неприличные варианты, когда происходит нарушение законодательства.

Я в свое время знал «Евгения Онегина» наизусть и до сих пор могу процитировать многое, это вообще мое любимое произведение. Но я вовсе не отношусь к Пушкину как к Священному Писанию. И если интерпретация в рамках приличия, то есть из романа не делают порно-оперу, то я не вижу в этом ничего страшного. И я интерпретации и постановки оперы Петра Чайковского «Евгений Онегин» знаю во вполне современных декорациях с героями в пиджаках и юбках, а не в одеждах XIX века, и знаю молодых людей, у которых после этого пробудился интерес и к опере, и к Пушкину. Так что эксперименты допустимы.

А государство должно поддерживать традиционную интерпретацию. Вот есть классическая постановка «Лебединого озера» в Большом, - пусть таковой и останется. Но если другой театр будет экспериментировать с Чеховым или Островским, но при этом не нарушая законов о пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних, о защите чувств верующих и прочие, то ничего страшного. Я даже помню, как мы - советские пятиклассники – ставили в школе спектакль «Отелло» на современный лад. Благодаря этому я прочитал в 5 классе «Отелло». А кто из наших современников знает слова оттуда, кроме как «молилась ли ты на ночь, Дездемона?». А мне было весело, я играл роль Отелло, и это до сих пор живо в моей памяти. Я помню, как шел из дома в школу по улице раскрашенный в черный цвет, прикрываясь тазом и пугая встречных старушек.

Так что классику надо оберегать, сохраня канон, и государство должно этот канон поддерживать, ограничивая свободную интерпретацию классики только в соответствии с законодательством.

 

Семен Семенов по материалам Regions.Ru

Другие мнения здесь: http://regions.ru/news/2537793/

← Вернуться к списку

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru