Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Контакты| Карта сайта

Точка зрения

О многодетности и кризисе семьи


Протоиерей Павел Великанов, настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой Лавры в Сергиевом Посаде, доцент Московской духовной академии, главный редактор портала Богослов.Ру, отец четырех детей, дал интервью порталу «Милосердие.ру», которое поместило его под названием «Мы искусственно создаем и романтизируем культ многодетности». Интервью наделало шуму (и не только в православной среде), его убрали с «Милосердия» и еще с нескольких православных ресурсов, сперва поспешивших его перепечатать, «так как оно в своих выводах принципиально расходится с позицией редакции», но кое-где в сети оно сохранилось.

Приводим некоторые выдержки из интервью о. Павла:

«Мы создаем и романтизируем культ многодетности, думая, что тем самым можем перевернуть и существенно изменить отношение к многодетности в обществе. Но многодетность – вовсе не панацея от социальных, психологических, личностных, да и духовных проблем.

Когда мы однобоко продвигаем культ многодетности без всякого рассуждения, словно это неотъемлемая часть православного «Символа веры», то на выходе получаем не сознательно и свободно ставших многодетными, а вынужденно. … Все это плохая услуга молодоженам. Не всякому быть монахом, не всякому – женатым, и не всякому – многодетным.

Да, это единственно правильно, что в семье должно быть много детей. Но нужно понимать и то, что это серьезный подвиг. И к этому подвигу люди должны быть готовы. Готовы – но не вынуждены. Они чётко должны понимать, на что идут.

Если раньше человек вырастал в многодетной семье и имел опыт такого уклада жизни – то сегодня большинство родителей – из семей с одним, максимум двумя детьми, а то и вообще из неполной семьи. И если они не готовы, то делать заложниками многодетности как самих родителей, так и детей, – неправильно. Любая добродетель, которая стала вынужденной, рискует превратиться из добродетели в настоящую беду.

Любой народ всегда четко разделен на определённые слои, которые и формируют общество как таковое. Так вот все эти слои в нашей новейшей истории засунули в мясорубку и превратили в фарш. Из русского народа сделали фарш. Из которого можно было уже лепить что угодно… Кризис современной российской семьи связан с глубинным кризисом идентичности.

Вы задали вопрос: как общество относится к многодетным? А знаете, я не вижу этого общества, о котором можно было бы сказать, что оно к чему-то и как-то относится. В нашем обществе нет целостности, гомогенности, сплоченности, того, что позволило бы заявить: российское общество относится к вопросу многодетности так-то. Общества как целостности – просто нет. Точки, вокруг которых концентрируются взгляды, внешние серьезные стимулы, вызовы – возможно, это то, что способно помочь обществу консолидироваться. Как было в ситуации с Украиной и Крымом, например, когда какие-то события стали притягивать людей друг к другу и стало появляться некое единство. Возможно, то же самое должно произойти и здесь. А пока я вижу, что российский исламский мир гораздо здоровее в плане семейных отношений, чем то, что мы именуем российским как-бы-православным миром.

…Знаете, я смотрю на наши многодетные семьи, с которыми мне приходится работать, сталкиваться на приходе, - а ведь среди них очень мало тех, на которых мне хотелось бы кого-то ориентировать. Они есть – но таких – единицы. Они исключения. Чаще приходится сталкиваться с тяжелыми во всех отношениях непростыми ситуациями, в которых объективный взгляд найдет очень много негатива и невнимательности друг к другу. Когда дети в таких семьях достигают относительно самостоятельного возраста, уверяю вас, они просто сбегают… Мы предлагаем людям многодетность как единственно эффективно работающую модель внутрисемейных отношений. И – ошибаемся. Многодетность прекрасна, но не для всех. Многодетность не сделает вас счастливыми механически.

Я знаю семьи, которые распадались, имея троих, четверых, пятерых детей. При этом все эти семьи были глубоко православными, а некоторые даже ультрацерковными. Однако дети в таких семьях получались духовными инвалидами, которые никакого отношения к Церкви сегодня уже не имеют… И то, что их еженедельно приносили к причастию, что годами они сидели в воскресных школах – все это не работает…

Большая проблема наших многодетных православных семей состоит в том, что они живут извне навязанными шаблонами и установками. Шаблонами, которые навязаны людьми и средой, которая вообще не знает, что такое дети, семья, межличностные отношения и каковы сложности и проблемы. Зачастую у нас экспертами по воспитанию детей являются вовсе не опытные и успешные многодетные родители, и даже не те, кто имеет одного ребенка, а бездетные, способные говорить высокие и правильные слова…

Мне приходилось общаться с людьми, которые родились еще в десятых-двадцатых годах XX века в крестьянских семьях, и у меня было острое ощущение их хронической недолюбленности. Да, это были взрослые, которые составили свои семьи, имели детей, внуков, но они так и остались ощетинившимися волчками, которым всю жизнь нужно было выживать и бороться за свое место под солнцем. Для государства, для работы, для карьеры – это может быть и неплохо. Но то, что в своих семьях они не знали любви, не имели навыка любви – это факт. Поэтому я бы не стал идеализировать те семьи и то прошлое.

Я убежден и настаиваю на том, что в браке первичны отношения между мужем и женой, между супругами… Нельзя смотреть на семью как на чадородную машину… Главный смысл, миссия семьи, вложенная в неё Богом, состоит в том, что семья – это пространство предельной концентрации любви в мире. Если ребенок всеми клетками своего организма этой любви не ощущает, если видит, что родители загружены какими-то навязанными извне установками и делаются заложниками этих шаблонов, при этом у самих глаза потухшие, жизни нет, нет никакой радости, даже с утра, мне кажется, что-то неправильно в нашей консерватории: ноты-то безупречные, да только со слухом у исполнителей – проблемы…»

Regions.ru попросили священнослужителей прокомментировать интервью отца Павла.

Протоиерей Максим Первозванский,  клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник»:

- В статье две неравные части. В первой отец Павел рассуждает о состоянии российского общества, о его единстве. И в значительной степени предметом статьи именно это и являлось, хотя в заголовок вынесено то, о чем он говорит в последних двух абзацах. Но это разные темы, которые надо развести, хотя для отца Павла они тесно связаны.

Да, наше общество весьма разобщено, и происходит это не в результате каких-то уникальных событий, а в связи с индустриализацией. И отец Павел тут совершает серьезную неточность, потому что при индустриализации любого типа обязательное условие - атомизация или разобщение. Карл Маркс неплохо это показал. И, безусловно, в ХХ веке произошла разобщенность. В более патриархально устроенных группах населения единство и общность гораздо выше. Даже в современной деревне общность выше, чем в городе. И современное православное общество серьезно разобщено – это правда.

Что касается многодетности, то рождение ребенка не может решить серьезных проблем, если они есть в отношениях мужчины и женщины. С другой стороны многодетная семья оказывается самоорганизующейся системой, если в ней нет серьезных внутренних проблем, муж с женой любят друг друга и нашли либо традиционную патриархальную, либо современную равноправную систему отношений, а Господь дал им любовь к детям, что тоже далеко не всегда случается. При наличии твердой веры и уповании на Господа, при минимальном решении бытовых проблем базового уровня многие вещи решать проще, чем в малодетной семье. Элементарный пример: когда в семье уже двое детей, мама может оставлять старшего присматривать за младшим, пока она что-то делает на кухне, а когда ребенок один, мама должна все время посвящать ему одному. Так что в многодетной семье многие вопросы решаются автоматически.

Другой вопрос, что многодетная семья более уязвима для внешних воздействий. Не всегда решены минимальные бытовые проблемы. И это непросто, если семья из семи человек живет в «хрущевке», у каждого человека нет личного пространства, а у родителей нет достаточных материальных средств, чтобы обуть, одеть, воспитать и вылечить… И если один из детей заболел, то силы мамы и папы направлены на заботу о больном ребенке, а остальные дети оказываются почти брошены. Есть и другие уязвимые точки.

Отец Павел не случайно увязал состояние общества и многодетность. В традиционном обществе многодетная семья вписана в контекст всего общества – есть родственники, дяди, незамужние сестры – все живут одной большой общиной, и всегда есть кому приглядеть и помочь. Сейчас в городе таких возможностей нет, и семья в случае кризиса оказывается уязвимой. Примерно об этом Господь говорил в пророчестве о конце света: «Горе же беременным и питающим сосцами в те дни». Так что есть много задач, которые семья должна решить, иначе жизнь превратится в ад.

Я не согласен с оценкой отца Павла, что дети в многодетных семьях вырастают неверующими, не ходят в храм. Да, такое бывает, но не чаще чем в малодетных семьях. И я даже думаю, что многодетные тут выигрывают. Хотя я знаю семьи, где жизнь пошла в разнос, мама после рождения нового ребенка оказывается в сумасшедшем доме из-за послеродовой депрессии. Знаю семьи, где дети начинают расти на улице как трава, потому что родители оказываются поглощенными проблемами больного ребенка, или семьи, где дети были разочарованы жизнью собственных родителей и дальше всю жизнь посвящали тому, чтобы не повторить родительский путь, в том числе в многодетности. Но примеров обратных больше.

Мы вообще живем в период кризиса семьи, где много плохо воспитанных детей, и многодетная семья не гарантия от таких проблем. Если проблемы базового уровня решены, то семья выступает островком спасения. Если что-то идет не так, начиная с внутреннего устроения самих родителей, и происходят внешние серьезные удары, то дети в многодетной семье могут оказаться в уязвимом отношении.

Семен Семенов по материалам Regions.ru

Другие мнения здесь: http://regions.ru/news/2595860/

← Вернуться к списку

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru